газета Княжпогостского района, республика Коми
- А +
7 декабря 2013 г.
Главная Кроме того В поисках пропавших дедов…
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Реклама
Республика Коми официальный портал Портал государственных услуг Российской Федерации официальный сайт Княжпогостского районного суда  Республики Коми

В поисках пропавших дедов…

28 февраля 2012 года

В прошлом году в редакцию районной газеты пришло письмо от жителя центральной России Шербона Саломатшоева. 
В своем письменном обращении он просит корреспондентов провести небольшое журналистское расследование в отношении его предков. 

Дело в том, что во времена репрессий два деда этого мужчины отбывали срок в Усть-Вымлаге, управление которого располагалось в п. Вожаель Княжпогостского района. Их звали Игматшо и Хукуматш Ганиматшоевы. До обращения в «КВ» Шербон отправлял запрос в Управление Федеральной службы исполнения наказания. Из информационно-архивной группы ему пришел ответ, в котором содержалась следующая информация:

«Сообщаем, что Хукуматш Ганиматшоев, 1904 г. р. прибыл в Усть-Вымлаг Коми 11 лагпункт ст. Весляна Княжпогостского района 19 мая 1941 года из тюрьмы г. Сталинобад. Умер 28 февраля 1942 года от туберкулеза легких на Комендантском лагпункте п. Вожаель. Погребен там же, в могиле № В-41. 

Игматшо Ганиматшоев, 1910 г. р. прибыл в Усть-Вымлаг Коми 11 лагпункт ст. Весляна 19 мая 1941 года из тюрьмы УНКВД Таджикской ССР. Умер 18 июля 1944 года в 8 отделении п. Вожаель от дистрофии. Погребен на кладбище, расположенном вблизи зоны, на правом берегу реки Весляна, в могиле № 23.

Основание: архивные личные дела умерших».

Получив такое письмо, внук во что бы то не стало захотел найти хоть какую-то информацию о своих дедах, поэтому и обратился в редакцию «КВ», которая находится как раз на территории района, где похоронены его родственники. После получения письма корреспондент «КВ» позвонил в администрацию п. Вожаель, чтобы выяснить, проживают ли в настоящее время в поселке люди, в 40-е годы работавшие в Усть-Вымлаге. Оказалось, что такие есть, это две пенсионерки - Надежда Александровна Иванова и Тамара Яковлевна Комиссарова. Узнав об этом, представитель местных СМИ сразу же выехал в населенный пункт. И вот что нам рассказали жившие и работавшие в то время жительницы лесного поселка.

Надежда Александровна Иванова приехала в Вожаель в октябре 1941 года, в то время ей было 17 лет. Сама она родом из Вязьмы, а в Княжпогостский район попала вместе с родителями. Отец был военный, его направили работать в Управление Усть-Вымлага п. Вожаель. Молодая девушка не долго оставалась без дела и уже в феврале 42 года начала трудиться в отделе учета и приема заключенных. Там она проработала 38 лет. 

Надежда Александровна вспоминает, что как только они всей семьей уехали из Вязьмы, город через какое-то время оккупировали. Война была в самом разгаре. А вот в Вожаеле в то время было хорошо, как говорит сама пенсионерка, война в поселок еще не зашла. Но потом настали тяжелые времена для всех. В Вожаеле продукты питания начали выдавать пайками. Но, несмотря ни на что, народ тогда был веселый, хорошо была развита самодеятельность.

Что касается братьев Ганиматшоевых, то их пенсионерка не знает. В то время в Вожаеле были тысячи заключенных, почти каждый день прибывали новые партии людей, осужденных за разные преступления, но больше всего было политзаключенных. Поэтому упомнить всех просто нереально. Многих потом реабилитировали, а кто-то умер от различных заболеваний, самыми распространенными из которых были туберкулез легких и дистрофия. От последней умирали особенно часто в начале 40-х годов, так как питание было плохим. Потом рацион заключенных стал более насыщенным, давали мясо, рыбу…

К сожалению, никакой полезной для Шербона информации от Надежды Александровны нам получить не удалось. 

Немногим больше рассказала Тамара Яковлевна Комиссарова. В Вожаель она попала в 1949 году, приехала из Тверской области навестить брата Александра. Он тогда служил в военной части, расположенной в поселке. В то время населенный пункт был большим, в нем проживало больше тысячи человек, работали очаги культуры. В общем, было весело. Немного подумав, девушка решила остаться. Как шутит сама Тамара Яковлевна, «приехала в гости, а осталась навсегда». 

Чтобы жить самостоятельной жизнью, молодая девушка устроилась на работу в отдел связи при Управлении АН-243. За все время своей деятельности Тамара Яковлевна успела поработать телефонисткой, радиооператором, архивариусом. Больше всего пенсионерке запомнилась именно работа в архиве или как его тогда называли - специальный отдел по обработке личных дел осужденных. Все данные хранились в виде огромной картотеки. В 1984 году Управление пере-ехало в Емву и архив закрыли. 

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что лично видеть братьев Ганиматшоевых Комиссарова не могла, ведь она приехала в Вожаель в конце 40-х годов, а они умерли в начале 40-х. Что касается личных дел, то их видеть она вполне могла, но всех запомнить не реально. Как рассказывает Тамара Яковлевна, в архиве находились тысячи дел осужденных, которые велись с 1937 года. Очень много было китайцев, венгров, корейцев, румын. Им часто давали срок за нелегальный переход границы. 

Несмотря на своеобразную специфику, работа пенсионерке очень нравилась. На личную жизнь времени не хватало. Но выйти замуж Тамара Яковлевна все же успела. Как говорит сама, жених был красивый, сам из Воронежа, а армейскую службу проходил в воинской части, расположенной недалеко от Вожаеля. Ухаживал и говорил красиво, но как оказалось, для семейной жизни солдат был непригоден. Родилась дочь Людмила, и семья распалась. Но Тамара Яковлевна никого не винит, зато теперь у нее есть два прекрасных внука - Петр и Григорий. 

Когда я спросила свою собеседницу, сможет ли она показать нам место, где похоронены братья Ганиматшоевы, получила отрицательный ответ. Как оказалось, самого кладбища как такового уже нет, там сейчас пустырь, да и не проехать до него, все в сугробах. В 50-х годах место захоронения заключенных сравняли с землей и построили там баню. Потом здание развалилось, а на его месте бывший осужденный возвел дом. Проживал там вместе со своей матерью, потом она умерла, а мужчина навсегда уехал из поселка. Так что найти именно то место, где похоронены деды Шербона просто невозможно. 

Вот такая получилась у нас командировка в поселок Вожаель. К сожалению, никакой ценной информации для внука, ищущего сведения о последних годах жизни своих дедов, мы не смогли. Слишком много времени прошло с тех пор. Люди, которые жили и работали во время Усть-Вымлага, или умерли, или просто уехали из населенного пункта. Поэтому рассказать о жизни заключенных в 40-е годы просто некому.

Екатерина ФИШЕР. Фото Александра ГУТСЫ. 

На снимках: Надежда Александровна Иванова; Тамара Яковлевна Комиссарова.

Фотогалерея
Доска объявлений
Реклама